|
|
|
Популярное за неделю:
Основатель The Pirate Bay: «Наилучшим выходом было бы полное уничтожение сайта»
Один из основателей крупнейшего торрент-трекера The Pirate Bay в своем интервью рассказывает о том, как неправильно подавали всю эту историю в СМИ, почему его коллега не является нацистом, а также про отношение звукозаписывающей индустрии к новой модели распространения музыки.

Петер Сунде Колмисоппи (Peter Sunde Kolmisoppi) – самый откровенный среди четырех основателей одного из крупнейших торрент-трекеров в мире, The Pirate Bay. В апреле прошлого года шведским судом ему и всем остальным создателям был вынесен приговор за нарушение авторских прав. Все остальные – это Карл Лундстрем (Carl Lundström), Фредерик Неий (Frederik Neij) и Готфрид Свартхольм (Gottfrid Svartholm Warg). Сразу же после вынесения приговора все четверо заявили, что подадут апелляцию.

Журналу The Register удалось поймать Петера в Лондоне и взять у него интервью, а «Руформатору» – перевести его с небольшими дополнениями. Сунде надеется, что «пиратский портал» пойдет ко дну, проживает в настоящие момент в Берлине и вынашивает идеи по созданию новых проектов, продолжая при этом злиться на «большие и нехорошие» рекорд-лейблы.

- Последние попытки Ганса Пандеи (Hans Pandeya) купить The Pirate Bay провалились?

- Да я думаю, что он вообще какой-то больной. Ему, видимо, не повезло в жизни, и я за него очень беспокоюсь. Нет, правда. Я встречался с ним пару раз, он вроде бы хороший парень. Идея покупки сайта не так уж и плоха, но этот чувак… ну в общем, он как герой из «Монти Пайтон», ну ты знаешь, рыцарь, которые потерял обе руки, но все еще в седле.

- Но зачем ему это нужно?

- Ну не знаю, может быть, как-то порисоваться хочет. Он что-то говорил об арбитражных судах, и что в настоящее время ведет переговоры о приобретении. Причем, никто не знает, кто он вообще такой.

- Если ему не нужно возвращать The Pirate Bay «в строй», тогда зачем все это?

- Понятия не имею. Я думаю, наилучшим выходом в текущей ситуации было бы полное уничтожение The Pirate Bay (TPB) . Это такой старый ресурс, ему шесть или семь лет. Он уникален тем, что восходит, можно сказать, к началу начал, к временам, когда люди вовсю использовали Р2Р для обмена файлами. А сейчас, я считаю, пришло время для чего-то другого.

- Ты неоднократно утверждал, что вообще никак не влиял на работу сайта, как же тогда получилось, что он до сих пор функционировал?

- За последние пять лет с порталом ничего не случалось. Ну кто-то перезагружал сервак, когда тот выходил из строя… Идея-то была в том, чтобы просто быть центральным хабом и постепенно дать ему умереть естественным путем.

В то же время все, кто создавал сайт, покинули его, он продолжал работать сам по себе. «Смерть» может занять больше времени, чем мы думаем, так как еще не все люди ушли в децентрализованные системы.

- А где расположены серверы?

- Были в Швеции, но уже нет. Конкретно где они были – понятия не имею. И никто не знает и не знал, где они находились. После рейда в 2006 году серверы были отданы людям, которые сказали, чтобы мы сделали к ним VPN-доступ, на что мы ответили «не давайте нам реальный IP, дайте туннельный». Короче говоря, кто-то знает, где находится один сервер, другой знает, где базы данных, и ни один из них не знает другого.

- Кто все эти люди?

- Это друзья, друзья друзей и люди, которые на самом деле осуществляют хостинг, но не знают, что они хостят TPB.

- Четвертая попытка обжалования приговора должна была бы быть осенью 2009 года, но вы как-то не можете до сих пор договориться о дате слушаний…

- Мы спорили, потому что в Швеции 19 сентября были выборы. Мы предлагали любую дату с 1 по 14 сентября, но нам сказали, что можно не раньше двадцатого. Очевидно, что по политическим причинам.

Есть и другие вопросы, которые нужно решать в суде. Европейская Комиссия сказала, что директива об электронной коммерции неприменима к случаю с ТРВ, так что это долгий процесс, и суд должен ждать своей очереди. Мы также ждем замены одного из судей, чтобы дело решилось по справедливости.

Несмотря на это, мы уверены в своей победе. Если не сейчас – так в следующий раз. Так что это не особо важно, разве что с политической точки зрения. Что же касается штрафов – это не в юрисдикции Швеции, потому что сервера, как и мы сами, находимся не там (Сунде живет в Германии, Нейи и Свартхольм находятся где-то в Азии, местонахождение Лундстрема неизвестно).

Да и в любом случае, у нас нет денег, у нас только долгов на 50 млн крон.

- Как же все-таки обстоит дело с Карлом, который связан с бандой скинхэдов, напавших на туристов из Латинской Америки в Стокгольме в середине восьмидесятых?

- Никак. Дело в том, что это просто очень плохо замаскированный «черный пиар», который для него устроили СМИ, потому что у него много денег и плохая репутация. Я не люблю правых радикалов, но мне известно, что он женат на еврейке. Вот и подумайте сами, как может быть неонацист (каким его выставляют СМИ) женат на женщине якобы ненавидимой им национальности? Может быть, он и был в чем-то замешан, когда ему было 18 или 19, но сейчас, спустя 25 лет, он женат на еврейской девушке и у них есть дети.

- Лундстрем, которому, как предполагают, принадлежит 40% TPB, после предоставления серверов и канала его провайдера в 2003 году, изменил свои политические взгляды – от ультраправого крыла «Швеция для шведов» до партии «Новая демократия», но был оттуда исключен за свои «слишком правые» взгляды. Он случайно не планирует перейти в иудаизм?

- Он все еще является ярым противником религий. Я не знаю его настолько хорошо, как можно было бы подумать… но извините, причем тут TPB вообще? Согласно СМИ, есть масса причин считать его плохим парнем: он сам себе провайдер, может напугать других провайдеров, у него есть деньги, бла-бла-бла... Я думаю, что из него просто сделали козла отпущения, парню банально не повезло.

- А сколько он вообще вложил в The Pirate Bay?

- Он хотел вложить, но мы никогда не были единой организацией, не регистрировали себя как коммерческую компанию. Он никогда ничего не платил TPB. Да и не нужно было.

- Значит, он не проводил никаких финансовых операций с TPB?

- Его компания просто предоставила TPB существенные скидки на хостинг – и это единственное, что можно как-то связать с ним. Он даже никогда не знал об этом сайте ранее.

- Так что ты можешь сказать по поводу обвинений в получении коммерческой выгоды от TPB его создателями – то есть вами?

- Ну, я не могу доказать, что у меня нет где-то счета в банке с кучей денег. И то же самое могу сказать и про Карла, он не может доказать и обратное, особенно если СМИ утверждают, что он был частью TPB. У нас нет доказательств того, чего мы не делали.

- Что ты думаешь о массовом исходе людей из «Пиратской партии» после оглашения приговора суда в прошлом году?

- Они уже доказали свою позицию, вступив однажды в партию. Люди все еще поддерживают нас и это – единственное, что в данном случае важно.

- Ты рассказываешь о себе как об активисте, социалисте и члене «Партии зеленых». Как такие политические убеждения согласуются с негативным эффектом, который TPB оказывает на молодых артистов?

- Не было никогда никакого «негативного эффекта для молодых артистов».

- Но мы же говорим тут об их творениях, разве нет? (Имеется в виду пиратский контент, который передавался через TPB – прим. «Руформатора».)

- Разве нет. Мы говорим о лейблах. Пойми, корпорации забирают все. Они тормозят развитие, высасывают из людей все соки. Тиражирование своих записей только через рекорд-лейблы, как это было раньше, уже не является единственным путем распространения музыки. Мир изменился 10 лет назад, такая модель уже является избыточной.

- Тогда почему люди все еще покупают диски?

- Потому что они хотят поддержать артистов.

- А как же виниловые пластинки?

- Это немного другое, потому что это фишка для коллекционеров и фанатов винила. Я сам – диджей, и у меня много «пластов»… Понимаешь, пластинки – это нечто большее, чем просто вещь. Но очень много исполнителей делают деньги на продажах компакт-дисков, особенно в Швеции. А кто создает законы? Уж точно не музыканты, будь уверен. Это уже целая философия, которая затрагивает всех людей, и люди заинтересованы в своей собственной модели дистрибуции.

- Как ты считаешь, TPB ворует музыку или просто устанавливает статус-кво?

- Определенно последнее. Проблема с музыкой сегодня в том, что ее очень много. И за то, чтобы послушать одну песню, я должен платить за весь альбом – а я, может, и не хочу весь-то, я хочу заплатить за одну песню. И еще есть куча вещей, которые уже давно пора изменить.

- Поддерживают ли TPB какие-нибудь известные личности?

- Да, и самый известный человек, это, наверное, Пауло Коэльо (Paulo Coelho), он сам размещал свои книги на TPB. И он хочет принять участие в судебном слушании как свидетель с нашей стороны.

- Его издатели не пытались его от этого отговорить?

- Мой адвокат говорит, что нет, потому что очень много людей хотят нам помочь.

- То есть получается, что у него нет проблем с тем, что сайт является противозаконным, так?

- The Pirate Bay законен. Точка. Он никогда не был в суде – это мы были.

Я общался с рекорд-компаниями. Я был в Sony BMG и предложил им работать вместе над другим сайтом. Парень из Sony сказал (цитирую): «Я чувствую, что ты меня поимел, поимел моих детей и поимел вообще всех, кого я знаю, и ты имеешь наглость сидеть тут и говорить, что тебе это понравилось». В общем, когда мы обратились к индустрии звукозаписи и предложили прямой диалог – они даже не захотели нас слушать.

      
  

Ruformator


Опубликовано: 09:53 - 8.05.2010
Комментарии